1. Kirjat
  2. Kulttuuri
  3. Elokuva
  4. Leviafan. Razbor po kostochkam: rezhisser Andrej Zvjagintsev - o filme kadr za kadrom

Leviafan. Razbor po kostochkam: rezhisser Andrej Zvjagintsev - o filme kadr za kadrom

Левиафан. Разбор по косточкам: режиссер Андрей Звягинцев - о фильме кадр за кадром
Leviafan. Razbor po kostochkam: rezhisser Andrej Zvjagintsev - o filme kadr za kadrom
Kieli
Mitat
286/220/35 mm
Ilmestymisvuosi
Sidosasu
Sivumäärä
620
ISBN
978-5-907394-10-0
Hinta:
78.00 € 70.91 € veroton
 
Lähetetään 2-3 viikon sisällä tilauksesta
Ostoskoriin Lisää suosikkeihin
Обстоятельный рассказ режиссера о работе над фильмом "Левиафан" кадр за кадром.В основу книги легло 30-часовое интервью Андрея Звягинцева.Детальный разбор кинокартины и вместе с тем разговор о жизни в современной России.Полноцветное издание, которое содержит 780 кадров из фильма.У книги необычная конструкция — переплет с открытым корешком. Это позволяет открыть книгу без заломов.В кино не может быть случайностей. Особенно если речь о фильме, получившем приз за лучший сценарий на Каннском кинофестивале и номинированном на премию "Оскар", и если его режиссер — Андрей Звягинцев.Еще до выхода "Левиафана" в прокат кинокритик Максим Марков посмотрел фильм три раза. И был настолько впечатлен заложенными в нем идеями, рифмами, которыми пронизана вся картина, совершенством ее художественного воплощения, что у него возникло огромное число вопросов, в том числе таких, которые обычно режиссерам не задают.Хотелось поговорить не о фильме в целом как о монолитном произведении, а в буквальном смысле разобрать "Левиафан" по кусочкам, пройдясь кадр за кадром. Почему так, а не вот так? Что здесь специально, а что, может быть, непреднамеренно? Почему такой ракурс, почему такая крупность? Контролировал ли режиссер каждый жест или нашлось место для импровизации? Что делали, чтобы каждый кадр картины был уникальным? И Андрею Звягинцеву идея такого разговора пришлась по душе. Шесть дней разговоров — не только о фильме, но и о том, что он отражает: о жизни в России, о положении человека в мире, о жизненных ценностях и идеалах. Недели расшифровок. Месяцы редактирования. Результат — два в одном: уникальный мастер-класс от режиссера с мировым именем о том, как создается Настоящее Кино, и глубокое личное интервью яркого человека, лидера мнений.ЦитатыВсе зависит от того, кто смотрит на человека. Я, например, не нахожу наших героев "некрасивыми". Даже напротив, я вижу здесь правдивый портрет. Он не может быть некрасивым, потому что человек такой, каким является. И если правдивый — значит, уже исполненный красоты. Я рассуждаю именно так: правда и есть сама красота. Мы не можем обличать этих людей, потому что они суть наши собственные отражения в зеркале. И уже потому, что мы имеем дело с художественным произведением, а не с социологическим портретом, не с документом, уже по одной этой причине можно говорить только о мере правдивости в изложении событий или о мере подгона. Для меня — это точно не подгон. А если кто-то станет говорить, что "все это вымысел", что фильм "запредельно конъюнктурен", что "таких людей не бывает" или что "в России так не пьют", в ответ я буду утверждать, что этот человек не знает своей страны.— У вас, в принципе, вневременная история — разве что портрет Путина указывает, что это по крайней мере двадцать первый век. И "Pussy Riot" — единственная очевидная примета времени, показывающая, что все это — здесь и сейчас.— Именно. 2012 год. В 2013-м о них уже меньше говорили. Только редкие вести из мордовской колонии долетали. Мы снимали фильм в тринадцатом году, осенью, а работали над сценарием в двенадцатом. И это словно дань времени, тому событию, что всерьез раскололо тогда общественное мнение.Вообще, в этот раз я поймал себя на том, что в монтаже иногда верным бывает ворваться в самую гущу диалога, не стесняться отрезать даже несколько реплик по началу эпизода или по его концу. Если ловишь себя на чувстве, будто твои герои в начале эпизода только разгоняются к сцене, не стесняйся войти в нее позже.Почему государство так устроено, что без конца, из века в век, нужно напоминать о том, что человек — мерило всех вещей?! Если для власти человек перестает быть целью и превращается в разменную монету, если на его костях строят "благое дело", используют человека как средство, то каких других эпитетов заслуживают такие властители? Что вы узнаете о фильмеГде и как использовалась компьютерная графика.В чем плюсы выбора для съемки фильма северной локации.В каких диалогах использовались фрагменты реальных разговоров госчиновников и бизнесменов.Как в фильме появилось слово "фаберже".Зачем читатьПонять, как снимается кино.Познакомиться с методами работы одного из ведущих режиссеров мирового уровня.Насладиться беседой с одним из передовых людей нашего времени.Для когоЕсли вы работаете в кино или только планируете связать с ним свою жизнь, эта книга познакомит вас с техническими и творческими приемами Андрея Звягинцева, которые он применял, создавая "Левиафана". Если вы просто любите кино, эта книга поможет вам заглянуть по ту сторону камеры. Узнав, как и из чего рождался фильм, вы посмотрите на него другими глазами. Он станет глубже и вместе с тем понятнее. Если вы цените интеллектуальные беседы и вам интересно познакомиться со взглядом Андрея Звягинцева на происходящее сегодня в России, с его жизненными ценностями, вы также найдете это в книге. И наконец, если вы ищете хороший подарок для людей, ценящих визуальное искусство, — этот красивый альбом, который содержит 780 кадров из фильма, заслуживает внимания.Андрей Звягинцев Кинорежиссер, сценарист. Лауреат Каннского и Венецианского фестивалей. Дважды номинирован на премию "Оскар", дважды — на премию Британской киноакадемии BAFTA. Обладатель премии "Золотой глобус" за фильм "Левиафан" в 2015 году. В 2018-м его картина "Нелюбовь" награждена премией Французской киноакадемии "Сезар" за лучший иностранный фильм. Лауреат главных российских премий в области киноискусства "Золотой орел" и "Ника". Член Американской и Европейской киноакадемий. В его фильмографии — "Возвращение", "Изгнание", "Елена", "Левиафан" и "Нелюбовь".
Obstojatelnyj rasskaz rezhissera o rabote nad filmom «Leviafan» kadr za kadrom.V osnovu knigi leglo 30-chasovoe intervju Andreja Zvjagintseva.Detalnyj razbor kinokartiny i vmeste s tem razgovor o zhizni v sovremennoj Rossii.Polnotsvetnoe izdanie, kotoroe soderzhit 780 kadrov iz filma.U knigi neobychnaja konstruktsija — pereplet s otkrytym koreshkom. Eto pozvoljaet otkryt knigu bez zalomov.V kino ne mozhet byt sluchajnostej. Osobenno esli rech o filme, poluchivshem priz za luchshij stsenarij na Kannskom kinofestivale i nominirovannom na premiju «Oskar», i esli ego rezhisser — Andrej Zvjagintsev.Esche do vykhoda «Leviafana» v prokat kinokritik Maksim Markov posmotrel film tri raza. I byl nastolko vpechatlen zalozhennymi v nem idejami, rifmami, kotorymi pronizana vsja kartina, sovershenstvom ee khudozhestvennogo voploschenija, chto u nego vozniklo ogromnoe chislo voprosov, v tom chisle takikh, kotorye obychno rezhisseram ne zadajut.Khotelos pogovorit ne o filme v tselom kak o monolitnom proizvedenii, a v bukvalnom smysle razobrat «Leviafan» po kusochkam, projdjas kadr za kadrom. Pochemu tak, a ne vot tak? Chto zdes spetsialno, a chto, mozhet byt, neprednamerenno? Pochemu takoj rakurs, pochemu takaja krupnost? Kontroliroval li rezhisser kazhdyj zhest ili nashlos mesto dlja improvizatsii? Chto delali, chtoby kazhdyj kadr kartiny byl unikalnym? I Andreju Zvjagintsevu ideja takogo razgovora prishlas po dushe. Shest dnej razgovorov — ne tolko o filme, no i o tom, chto on otrazhaet: o zhizni v Rossii, o polozhenii cheloveka v mire, o zhiznennykh tsennostjakh i idealakh. Nedeli rasshifrovok. Mesjatsy redaktirovanija. Rezultat — dva v odnom: unikalnyj master-klass ot rezhissera s mirovym imenem o tom, kak sozdaetsja Nastojaschee Kino, i glubokoe lichnoe intervju jarkogo cheloveka, lidera mnenij.TsitatyVse zavisit ot togo, kto smotrit na cheloveka. Ja, naprimer, ne nakhozhu nashikh geroev «nekrasivymi». Dazhe naprotiv, ja vizhu zdes pravdivyj portret. On ne mozhet byt nekrasivym, potomu chto chelovek takoj, kakim javljaetsja. I esli pravdivyj — znachit, uzhe ispolnennyj krasoty. Ja rassuzhdaju imenno tak: pravda i est sama krasota. My ne mozhem oblichat etikh ljudej, potomu chto oni sut nashi sobstvennye otrazhenija v zerkale. I uzhe potomu, chto my imeem delo s khudozhestvennym proizvedeniem, a ne s sotsiologicheskim portretom, ne s dokumentom, uzhe po odnoj etoj prichine mozhno govorit tolko o mere pravdivosti v izlozhenii sobytij ili o mere podgona. Dlja menja — eto tochno ne podgon. A esli kto-to stanet govorit, chto «vse eto vymysel», chto film «zapredelno konjunkturen», chto «takikh ljudej ne byvaet» ili chto «v Rossii tak ne pjut», v otvet ja budu utverzhdat, chto etot chelovek ne znaet svoej strany.— U vas, v printsipe, vnevremennaja istorija — razve chto portret Putina ukazyvaet, chto eto po krajnej mere dvadtsat pervyj vek. I «Pussy Riot» — edinstvennaja ochevidnaja primeta vremeni, pokazyvajuschaja, chto vse eto — zdes i sejchas.— Imenno. 2012 god. V 2013-m o nikh uzhe menshe govorili. Tolko redkie vesti iz mordovskoj kolonii doletali. My snimali film v trinadtsatom godu, osenju, a rabotali nad stsenariem v dvenadtsatom. I eto slovno dan vremeni, tomu sobytiju, chto vserez raskololo togda obschestvennoe mnenie.Voobsche, v etot raz ja pojmal sebja na tom, chto v montazhe inogda vernym byvaet vorvatsja v samuju guschu dialoga, ne stesnjatsja otrezat dazhe neskolko replik po nachalu epizoda ili po ego kontsu. Esli lovish sebja na chuvstve, budto tvoi geroi v nachale epizoda tolko razgonjajutsja k stsene, ne stesnjajsja vojti v nee pozzhe.Pochemu gosudarstvo tak ustroeno, chto bez kontsa, iz veka v vek, nuzhno napominat o tom, chto chelovek — merilo vsekh veschej?! Esli dlja vlasti chelovek perestaet byt tselju i prevraschaetsja v razmennuju monetu, esli na ego kostjakh strojat «blagoe delo», ispolzujut cheloveka kak sredstvo, to kakikh drugikh epitetov zasluzhivajut takie vlastiteli? Chto vy uznaete o filmeGde i kak ispolzovalas kompjuternaja grafika.V chem pljusy vybora dlja semki filma severnoj lokatsii.V kakikh dialogakh ispolzovalis fragmenty realnykh razgovorov goschinovnikov i biznesmenov.Kak v filme pojavilos slovo «faberzhe».Zachem chitatPonjat, kak snimaetsja kino.Poznakomitsja s metodami raboty odnogo iz veduschikh rezhisserov mirovogo urovnja.Nasladitsja besedoj s odnim iz peredovykh ljudej nashego vremeni.Dlja kogoEsli vy rabotaete v kino ili tolko planiruete svjazat s nim svoju zhizn, eta kniga poznakomit vas s tekhnicheskimi i tvorcheskimi priemami Andreja Zvjagintseva, kotorye on primenjal, sozdavaja «Leviafana». Esli vy prosto ljubite kino, eta kniga pomozhet vam zagljanut po tu storonu kamery. Uznav, kak i iz chego rozhdalsja film, vy posmotrite na nego drugimi glazami. On stanet glubzhe i vmeste s tem ponjatnee. Esli vy tsenite intellektualnye besedy i vam interesno poznakomitsja so vzgljadom Andreja Zvjagintseva na proiskhodjaschee segodnja v Rossii, s ego zhiznennymi tsennostjami, vy takzhe najdete eto v knige. I nakonets, esli vy ischete khoroshij podarok dlja ljudej, tsenjaschikh vizualnoe iskusstvo, — etot krasivyj albom, kotoryj soderzhit 780 kadrov iz filma, zasluzhivaet vnimanija.Andrej Zvjagintsev Kinorezhisser, stsenarist. Laureat Kannskogo i Venetsianskogo festivalej. Dvazhdy nominirovan na premiju «Oskar», dvazhdy — na premiju Britanskoj kinoakademii BAFTA. Obladatel premii «Zolotoj globus» za film «Leviafan» v 2015 godu. V 2018-m ego kartina «Neljubov» nagrazhdena premiej Frantsuzskoj kinoakademii «Sezar» za luchshij inostrannyj film. Laureat glavnykh rossijskikh premij v oblasti kinoiskusstva «Zolotoj orel» i «Nika». Chlen Amerikanskoj i Evropejskoj kinoakademij. V ego filmografii — «Vozvraschenie», «Izgnanie», «Elena», «Leviafan» i «Neljubov».
Tuoteryhmä
EAN
9785907394100
YKL-kirjastoluokitus:
77.4971
Lisää samankaltaisia
  • Akhremenkova Ljudmila Anatolevna
    Ilmestymisvuosi: 2022
    Pehmeä kansi
    24.00 €
    21.82 € veroton
  • Najdina T.
    Ilmestymisvuosi: 2022
    Pehmeä kansi
    24.00 €
    21.82 € veroton
  • Akunin Boris
    Ilmestymisvuosi: 2022
    Kova kansi
    25.00 €
    22.73 € veroton
  • Ilmestymisvuosi: 2022
    Pehmeä kansi
    34.00 €
    30.91 € veroton
  • Iljakhov Maksim
    Ilmestymisvuosi: 2022
    Kova kansi
    22.00 €
    20.00 € veroton
  • Gelfreich Polina
    Ilmestymisvuosi: 2022
    Pehmeä kansi
    48.00 €
    43.64 € veroton
  • Guskova Ekaterina
    Ilmestymisvuosi: 2022
    Pehmeä kansi
    60.00 €
    54.55 € veroton
  • Maslova N. N.
    Ilmestymisvuosi: 2022
    Pehmeä kansi
    46.00 €
    41.82 € veroton
  • Andrjushina N.
    Ilmestymisvuosi: 2022
    Pehmeä kansi
    18.00 €
    16.36 € veroton
  • Popova T.I.
    Ilmestymisvuosi: 2022
    Pehmeä kansi
    28.00 €
    25.45 € veroton